Анна Ардова: Пора немного отдохнуть от смеха

Выложил admin в . Категория: Интервью

Актриса сыграла, кажется, все женские типы, которые есть в природе. С кем же поговорить в канун женского дня, как не с нею? На творческом вечере в Петербурге Анна Ардова пела романсы, в основном Вертинского. Обычно, когда песни Вертинского поет кто-то другой, это раздражает, но Анне удалось, не подражая прямо манере знаменитого певца, чуть напомнить о ней, а в основном она пела от себя — как призналась актриса, это песни ее юности. Любит Анна Вертинского и за то, что «у него всегда история, и очень театральная». На вопрос из зала, каково ее жизненное кредо, процитировала Козьму Пруткова — «Хочешь быть счастливым, будь им» и добавила: «Когда мне грустно или плохо, когда не уверена в себе, я вспоминаю о своих предках. Это не дает мне унывать, быть злой». По окончании вечера корреспонденту «ВП» удалось немного побеседовать с актрисой. В маске легко, потому что это не тыАнна, кто из персонажей шоу «Одна за всех» вам ближе, а кто — дальше? — Легче всего было играть еврейскую маму — во-первых, я сама на четверть еврейка, так что это в крови, во-вторых, у моей Розы Моисеевны есть прототип — Инна Марковна, мама моей подруги. Я сама чуть-чуть еврейская мама… похожа на нее по эмоциональному фону. На детей могу наорать, потом через секунду поцеловать, и все это без злобы и от большой любви. Но я совсем не монстр, и никто меня не боится — дома все смеются, когда я кричу, даже обидно (смеется). В принципе мне почти всех персонажей было с кого делать. Единственное исключение — стюардесса Залима, у меня никаких знакомых узбеков нет. Я позвонила другу Стасу Назирову: «Спаси, не знаю, как делать этот акцент». Он говорит: «Очень просто — голос повыше и все время удивленные интонации». Попробовала, получилось. Представьте, меня один узбек как-то спросил: «Вы узбечка, да?» Так приятно было! Дальше всего от меня, конечно, «чучундры». Примиряет меня с ними только то, что они добрые, по-настоящему любят друг друга и умеют дружить. Да, и еще есть воспитательный эффект: говорили, что вроде после того, как они появились на экране, женщины меньше стали обращаться в клиники пластической хирургии, чтобы увеличить грудь и накачать губы (смеется). Бабушка Серафима Аркадьевна — судьбоносный для меня персонаж: впервые меня гримировали для этой роли, когда у меня был день рождения. Представьте — день рождения, а из меня делают бабушку восьмидесяти пяти лет. Думала, умру (смеется). Кстати, для этой бабушки впервые в нашей стране применили силиконовую маску, так что я первая в России стала в маске играть, а потом уже другие артисты. С одной стороны, физически с маской на лице очень тяжело: и грим много времени занимает, и жарко. С другой — играть в маске легко, потому что это не ты. — А с силиконовыми губами ходить сложно? — Нет, не сложно. Точно не сложнее, чем делать бабушку: губы — это только губы, а в бабушке силикон занимает все пространство лица и шеи. — Когда снимались в фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой», давали какие-нибудь советы Безрукову по поводу ношения силиконовой маски? — Нет, мы на площадке не пересекались, к тому же просто незнакомы. — Как вы вообще относитесь к этому фильму? — Я воздержусь от комментариев, это очень сложно и очень личное. Снялась и снялась, тем более что работала вместе с Максом Леонидовым, которого я обожаю, он близкий друг моего мужа и, конечно же, мой друг… не такой близкий. Это талантливейший человек, с ним интересно и весело на площадке. Играйте серьезно — будет смешноКак вы попали в проект «Одна за всех»? — Пришла на кастинг в сериал «Женская лига» на ТНТ. Я всегда хожу на все кастинги — во-первых, двое детей, надо кормить, во-вторых, это необходимая часть моей работы. Как говорит моя подруга Лена Мольченко: «Сдаешь анализ на талант». Не только на талант, конечно. Поначалу меня выбивало из колеи: «Покажите зубы, покажите руки» — я лошадь, что ли? А сейчас привыкла, ничего. Так вот, взяли меня в эту «Женскую лигу», присмотрела меня режиссер-постановщик Ольга Ланд и решила «что-то со мной делать». Однажды позвонила и предложила… Я сказала поначалу: «Я боюсь». Но Ольга в меня верила, за что ей огромное спасибо. — Сейчас уже не снимаются новые серии? — Да, в августе закончили. — Сколько лет это продолжалось? — Три года. — Надоело, наверное? — Я поняла, что надо делать что-то новое. И физически устала, потому что это тяжело — одной играть всех. Тяжело так много работать — я не капризничаю и не выпендриваюсь. Снимали по двенадцать часов в день, с девяти до девяти, с часовым перерывом на обед. Нет, конечно, были какие-то выходные, под конец мы научились худо-бедно время распределять. — А любимые партнеры там у вас были? — Я люблю всех партнеров, клянусь. Вообще мне с партнерами всегда везет. Я благодарна режиссеру Ольге Ланд, которая подобрала таких шикарных артистов мне в помощь. То есть не мне в помощь, а я им в помощь — зачастую кажется, что они делали гораздо больше, чем я. Кстати, во время кастинга, когда актеры начинали комиковать, она говорила: «Учтите, мы снимаем очень серьезное кино. Играйте всерьез — и тогда вы сможете смешить». Страховка, но все равно страшноПять лет вы не могли поступить в театральный. А чем вы занимались? Год до поступления были вольнослушателем, а остальные четыре? — Работала! — Кем? — Ну, младшим экономистом, гардеробщицей, продавщицей… — Продавщицей — где? И что приходилось продавать? — Кооператив «Сигма-А», это было прекрасно! Продавала всё: одежду, жвачки… что еще там было? Резиночки для волос — прелесть!.. Аляски продавала, помню. — И нравилось? — Когда хорошее настроение — нравилось, когда плохое — нет. Когда было хорошее настроение — много продавала, когда плохое — практически ничего. — Как это? — Когда я улыбаюсь, начинаю всех… обаёвывать, это одно, а не хочется обаёвывать — сяду в угол и тихо сижу (смеется). — Расскажите, пожалуйста, о съемках программы «Форт Боярд». — Было трудно, снимали помногу сразу. Там хорошая страховка, но было действительно страшно. И потом, их всех сначала спрашивают, чего они больше всего боятся, и потом предлагают им именно эти испытания — издевательство, по-моему. Влад Лисовец, например, боится высоты, а ему надо было пройти на очень большой высоте. Я потом спросила его: «Как?» Он ответил: «Преодолел». Я бы никогда не смогла, и когда меня спросили: «Хотите быть ведущей?» — сразу сказала: «Только если ничего самой делать не надо». Сам форт — действительно такой огромный, величественный. Нас поднимали туда в специальной корзине, поначалу было страшно, потом привыкла. Единственная сложность — все время приходилось бегать на каблуках, ноги уставали. Просила разрешения снять — не разрешили: «Вы с Валуевым иначе в кадр не помещаетесь». Он… действительно огромный. Я высокая, это для меня непривычное ощущение (смеется). Но работать с ним очень легко, он прекрасный, добрый, надежный человек. — Вы признавались, что вам надоело смешить… — Вообще у меня довольно много драматических ролей — в первую очередь в театре. Одна из последних по времени ролей — Барбара в спектакле «Август: Графство Осейдж»; эта пьеса и у вас идет, в Театре им. Ленсовета. И в сериалах я играла драматические роли — у Наны Джорджадзе в сериале «Только ты… или Богатая Лиза»; здесь недалеко, в Рождествено, мы снимали два года назад сериал «Оплачено любовью»… Другое дело, что мне очень часто предлагают смешить — считаю, пора отдохнуть, не только от «Одной за всех», но и от смеха в принципе.

Метки: ,

Оставить комментарий

Арматура а3 гост по материалам http://texmashmetall.ru .

texmash-metall.ru

Персональный сайт Анны Ардовой